Принято считать, что родоначальники культуры посещения сауны – финны. Однако на самом деле получать пар для релаксации, выливая воду на раскаленные камни, придумали жители совсем иного материка, которые не смогли запатентовать свое изобретение, потому что происходило все множество столетий назад.

      Индейцы – предки сегодняшних латиноамериканцев – в какой-то момент осознали, что попадающие в домашний очаг через дырки в крыше вигвама капли дождя превращаются в приятный вкусно пахнущий пар, невольно вынуждая обитателей нежиться и расслабляться в неожиданной приятной атмосфере.

      Очень скоро к большинству вигвамов «приросли»  банные «отсеки» для парения, а затем появились и общественные бани: не так давно в ходе раскопок древнего города Теночтитлане, столицы ацтеков, обнаружились руины саун, печи которых, как удалось установить, могли довести температуру в парной почти 300 С.

     Современные же финны просто подхватили принцип максимального количества пара «на душу населения»: статисты подсчитали, что сегодня в Финляндии возведено более двух миллионов общественных и частных саун – притом, что всего в стране проживают не более 5 миллионов жителей. В среднем получается – одна сауна на примерно 4 человек. Банные процедуры являются частью жизни почти всех семей, большинство из которых выписывает периодический журнал «Сауна», освещающий различные аспекты банных процедур. Возможно, этим и обусловлена знаменитая финская уравновешенность: ведь в переводе с латыни слово «баня» означает «прогоняющая грусть и боль».

Одно слово на финском языке, строго связанном с сауной, является löyly. Это трудно перевести точно, но обозначает высокую температуру комнаты сауны, особенно высокая температура, полученная из броска воды на горячих камнях духовки сауны. (Löyly, объявленный [ˈløyly], может быть понят как пар сауны). Первоначально это слово означало дух или жизнь. На многих языках, которые связаны с финским языком, есть слово, соответствующее löyly. Самый близкий пример появляется на эстонском языке, leil. То же самое значение “духа” также используется на латышском языке. Другой пример – Лил в Ostyak, что означает душу, указывая на старую, духовную сущность сауны.

 

Там все еще существует старая поговорка, “saunassa ollaan kuin kirkossa,” – нужно быть (имеют) в сауне как в церкви.

 

Saunatonttu, буквально перевел эльфа сауны, маленький гном или опекунский дух, который, как полагали, жил в сауне. Его всегда рассматривали с уважением, иначе он мог бы доставить много неприятностей людям. Это было общепринято, чтобы нагреть сауну только для tonttu время от времени, или оставить немного еды снаружи для него.

Сказано, что он предупредил людей, если огонь угрожал сауне, или наказал людей, которые вели себя ненадлежащим образом в этом – например спал, или играл в игры, обсужденные, были вообще шумными или вел себя иначе “безнравственно” там. Такие существа, как полагают, существуют в различных культурах. У российского banya есть полностью идентичный характер, названный bannik.